Аналитика: от «Армагеддона» до «сладкоежек»

05.09.2014

Состояние финансовой аналитики как в России, так и во всем остальном мире вызывает массу нареканий среди частных инвесторов, крупных фондов, да и общества в целом. И это неудивительно, если вспомнить бесконечные предсказания развала еврозоны в связи с проблемами то в Греции, то в Испании, то на Кипре, рассуждения о крахе доллара по причине очередных дебатов в конгрессе США о достижении «потолка» госдолга, а также ожидания «кризиса по осени» в каждый последующий год после 2008. Обилие подобных «кошмарных, но не сбывшихся» заявлений дает народному сознанию благодатную почву для сочинения ироничных анекдотов про неудавшихся финансовых гуру. «Зачем на свете существуют экономические аналитики?» – «Для утешения синоптиков: на их фоне они просто провидцы». Другой вариант: «Аналитик редко ошибается дважды. Обычно раза три-четыре, а то и больше». Или вот еще: «В крупной финансовой корпорации в лифте едут трейдеры. На одном из этажей лифт останавливается, двери открываются, и внутрь заходит аналитик с кипой графиков, книг и тетрадей. Трейдеры смотрят на него презрительно и говорят: «Ну что, гад, теперь ты нам точно скажешь «вверх» или «вниз»!».

Даже эти небольшие зарисовки из народного творчества говорят об объеме и качестве накопившихся в обществе претензий к финансовым аналитикам. Между прочим, не все из приведенных анекдотов «родились» в России: к финансовым аналитикам высказываются претензии везде. Как известно, мировой финансовый кризис в 2008 году стал неожиданностью для государств на нашей планете, несмотря на обилие работающих специалистов самого высокого класса во всех странах, как в государственных министерствах, так и в частных компаниях. Справедливости ради, правда, следует вспомнить Нуриэля Рубини, профессора экономики Нью-Йоркского университета, прославившегося тем, что еще в 2006 году предсказал наступление глобального экономического кризиса в 2008. Однако его прогноз не стал «стимулом к действию» ни для одной страны мира, в том числе и для США, как раз потому, что являлся этаким «гласом вопиющего» в аналитической пустыне, еле слышным мнением «наукойда»-одиночки, к которому не относились серьезно в кругах, где принимаются решения. Положение дел в России с финансовой аналитикой еще более туманное. Периодически даже на крупных конференциях можно услышать возмущенные возгласы о том, что ее у нас нет вообще. С чем связанно столь странное положение дел в области экономического анализа в нашей стране, как отличить настоящего профессионала от жаждущего дешевой славы дилетанта, а также каковы законы навигации в море финансовых публикаций, Bankir.Ru выяснил у тех, кто профессионально связан с экономическим прогнозированием.

Стал финансовым гуру, потому что разбирался… в геополитике?

Фондовый рынок в нашей стране начал формироваться только в 90-х годах прошлого века, а в развитых странах финансовые рынки существуют давным-давно. Кроме того, в России значительно меньше открытой информации. Во многих отраслях чувствуется сильное присутствие государства, из-за чего даже те компании, которые торгуются на бирже, не спешат делиться со своими акционерами (и не только) информацией. Но, несмотря на то, что рыночной экономики в России чуть больше двух десятков лет, полученный за этот период опыт для всех, кто связан с областью финансового прогнозирования, просто бесценен. Глобальные кризисы 1998 и 2008 годов, непростая ситуация в 2004 и уж тем более «лихие 90-е» кардинальным образом изменили представления и общества, и научных кругов, и практиков рынка о том, каким должен быть настоящий гуру в экономике. По мнению главного эксперта Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Максима Худалова, уровень отраслевой аналитики за последние десять в России, несомненно, вырос. В прежние времена перманентного роста фондовых индексов были нередки случаи поверхностного анализа и сверхоптимистичного взгляда на рынки и прогнозы компаний. Хрестоматийным примером является прогноз уровней фондовых индексов РТС и ММВБ на 2008 год, а также результатов отдельных компаний, сделанный подавляющим количеством инвестиционных домов в конце 2007. Кризис 2008–2009 годов научил участников рынка осторожности и потребовал более детального изучения отрасли и подготовки более тщательного анализа. «Прогнозы не могут постоянно сбываться, но опыт подсказывает, что отсутствие прогнозов приводит к существенно большим ошибкам при принятии решений, чем в случае использования прогнозов, – продолжает свои объяснения эксперт. – Прогнозирование существенно снижает неопределенность, а значит способствует более качественной проработке инвестиционных и стратегических решений. На мой взгляд, результат попадания прогноза на уровне 75% выглядит уже достаточно неплохо, что, кстати, довольно часто выдерживается наиболее уважаемыми аналитиками, поскольку нормальный закон распределения обеспечивает попадание случайной величины в диапазон 1 стандартного отклонения лишь в 68,3% случаев».

Следует также отдавать отчет, что экономическая наука объективно еще очень молода. Кроме того, судьба доллара и еврозоны – это все же больше геополитические вопросы, и одного экономического подхода к анализу этих явлений явно недостаточно. Аналитики ошибаются во всем мире, и примеров тому масса. Даже широко признанный гуру Алан Гринспен (американский экономист, занимавший пост председателя совета управляющих ФРС США в период с 1987 по 2006 год), который популяризировал теорию бескризисного роста, оказался в итоге неправ. «Российской аналитике не хватает качественной долголетней статистики, – уверен Максим Худалов. – Методы анализа постоянно совершенствуются, однако ждать резкого улучшения качества прогнозов в скорейшем времени неправильно, так как прогнозирование – это пока искусство, а не технология». В последнее время на Западе активно изучаются возможности прогнозирования с учетом методов вариационного исчисления, а также систем одновременных уравнений. Эти исследования носят больше академический характер и пока прикладного применения не имеют. Тем не менее в перспективе прорыв в этом направлении может улучшить качество прогнозирования. Что касается прикладного анализа, то здесь методы российских аналитиков не уступают инструментарию зарубежных коллег, убежден эксперт.

Руководитель финансовых институтов и инвестиционных услуг Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) Владимир Зотов соглашается с тем, что экономический анализ в России, как и везде в мире, тема достаточно неоднозначная. С одной стороны, специалисты, безусловно, хорошо умеют объяснять прошлые события и находить причины, их вызвавшие. Такого рода аналитика называется обзором и позволяет довольно быстро ознакомиться с событиями прошлого дня, недели или месяца. С другой стороны, экономическая модель после кризиса 2007–2008 годов в мире претерпевает существенные изменения, в связи с чем качество прогнозов оставляет желать лучшего. Более того, взгляд в будущее зависит, например, от того, что думает аналитик, пишущий прогноз, о том, что скажет глава Федеральной резервной системы Джанет Йеллен на ближайшем заседании. Естественно, тут возможны различные сценарии. Что касается мировой ситуации, то по-прежнему для принятия любого рода тактических решений на рынке важнейшим является качество и скорость поставки новостей. Здесь не приходится спорить, агентства Bloomberg и Thomson Reuters остаются по-прежнему вне конкуренции.

«Не бейте его! Не бейте! Аналитик – это просто фамилия»

Какие усилия следует прикладывать профессиональному сообществу, чтобы хотя бы частично «снизить» накал критики в адрес качества экономического прогнозирования? Как готовить или отбирать специалистов, способных прославить работу на ниве финансового анализа, учитывая, что знания экономики сегодня недостаточно, нужно разбираться в последних достижениях математического моделирования и учитывать политические «расклады»? Директор аналитического департамента Промсвязьбанка Николай Кащеев уверен, что настоящий эксперт способен чувствовать предмет «кончиками пальцев». Здесь потребуются опыт и широта знаний, умение мыслить критически и одновременно строго логически. Важно также обладать способностью донесения своей мысли до аудитории. В мире, особенно в США, идет очень активный профессиональный диспут о современной экономике без табу и эвфемизмов. Высказывается множество профессиональных мнений по сложным, острым, актуальным вопросам. Благодаря этому в Америке общий уровень финансовой аналитики выше, чем во всем остальном мире, хотя и популисты встречаются. По мнению Николая Кащеева, такое положение – это особенность, свойственная конкурентному обществу – питательной среды для инноваций, в которой США до сих пор лидеры, что закономерно. «У американцев в этой дискуссии ex-ante есть и еще одно существенное преимущество перед нашими коллегами: они говорят о феноменах, которые их в полной мере непосредственно касаются буквально с детства, – продолжает разговор банкир. – Вдобавок даже академические ученые там намного чаще смотрят в терминалы, связанные непосредственно и ежесекундно с мировыми рынками, Bloomberg, Reuters и т.п. А современную глобальную экономику невозможно представить без глобальных рынков и адекватно описать, оперируя исключительно данными даже пятилетней давности. Тем более десятилетней!»

По мнению директора Института стратегического анализа ФБК Игоря Николаева, большое количество ошибок в современных прогнозах следствие общей проблемы - деквалификации. Качество финансового анализа сегодня «тянет» на «троечку» по пятибалльной шкале, уверен он. Это является и следствием того, что зачастую желаемое выдается за действительное. Когда аналитики из банков и инвестиционных компаний делают прогнозы по тенденциям на финансовом рынке, никто не учитывает существующий конфликт интересов. Иногда специалистов, принимающих во внимание только позитивные сигналы и игнорирующие негативные, называют «сладкоежками». Банки и инвесткомпании зарабатывают, прежде всего, на растущем рынке. Получать прибыль на падающем рынке, как известно, более сложная задача. В таком случае оптимизм, который содержат прогнозы этих аналитиков, неудивителен, поэтому существует такая серьезная причина, объясняющая недостоверность прогнозов. «А выход здесь простой: надо обращаться за прогнозом к специалистам, у которых нет конфликта интересов, которые не связаны с инвестиционным бизнесом, зарплата которых не зависит от того, как растут или падают акции, – советует Игорь Николаев. – В общем, ищите прогнозы, основывающиеся на действительно независимой оценке».

А вот начальник отдела доверительного управления Абсолют банка Иван Фоменко считает, что в целом уровень анализа в России достаточно высокий и внушает доверие. Видно, когда прогнозы пишут экономисты, которые разбираются в вопросе и делают реальные, не противоречащие друг другу и здравому смыслу выводы. Вопрос о вероятности реализации прогнозов очень сложный, поскольку зачастую все хорошо помнят свои прогнозы, которые сбылись, и почти не помнят прогнозы, которые не сбылись. «Российские аналитики не допускают больше ошибок, чем их западные коллеги, просто мы их читаем больше, вот и возникает такой предрассудок, – полагает эксперт. – В США и Европе тоже среднее значение точности прогнозов составляет 50% в целом по индустрии. Это нормальная ситуация. Невозможно предсказывать какие-то конкретные цифры с большой долей вероятности постоянно. Хочу отметить, что сейчас я не имею в виду малоопытных специалистов, я больше ориентируюсь на известные имена, которые могут оперировать правильно сложными экономическими терминами, а не пересказывают вчерашнюю статью из известной газеты». При подготовке специалистов по финансовым прогнозам особое внимание нужно уделять образованию – его следует постоянно повышать. Возможно, имеет смысл ввести специальную сертификацию (например, как CFA) от независимых сообществ, замечает банкир.

«Алло, мы ищем таланты!»

Максим Худалов (Газпромбанк) считает, что для отраслевой аналитики требуется искать людей с опытом работы в предметной сфере: хорошего макроэкономиста можно определить только со временем. При этом не так важно, сбываются ли прогнозы с точностью до числа, гораздо важнее, чтобы человек умел верно и своевременно определять тенденции рынков, правильно представлять свои выводы широкой аудитории. По мнению Максима Худалова, аналитиков можно разделить на три группы. К первой из них относятся те, которых и аналитиками-то сложно назвать. Их обзоры выглядят как пересказ событий, которые были вчера, плюс возможные варианты развития событий, на основе используемой ими модели технического анализа.

Вторая группа – это «продвинутые аналитики». Так же как у художника-авангардиста трудно понять, что он изобразил на картине, так и у них за красивым с литературной точки зрения текстом, интересными фактами и графиками трудно разглядеть практический смысл статьи или обзора. Другими словами, творчество аналитиков из второй группы на 90% относится к беллетристике. Хотя надо признать, что остальные 10% могут быть действительно очень дельными мыслями. Поскольку аналитики из этой категории очень красиво рассуждают по любому заданному им вопросу, то они и являются любимцами журналов и телевидения.

Третья группа – это «золотая середина». Поскольку аналитики большей частью живут не за счет подписчиков, которые платят им за аналитику, а являются дотационными подразделениями крупных банков или финансовых компаний, то их задачей является предоставление качественной аналитики своим торговым подразделениям и руководству для принятия инвестиционных решений. Под качественной аналитикой понимается такая, которая дает представление о тенденциях, двигающих рынками в настоящее время, а также предлагающая торговые идеи, которые с наибольшей вероятностью позволят заработать доход больше, чем предусматривает соответствующий биржевой индекс. При этом наибольший эффект дает не чтение обзоров одной группы аналитиков, а нескольких вариантов прогнозов с обоснованием. Поскольку большей частью разные аналитики пишут примерно об одних и тех же процессах, можно получить обобщенное представление текущей картины рынка и ожиданиях специалистов. Далее часто происходит то, что можно назвать самосбывающимся прогнозом или, как говорит Джордж Сорос, явление «рефлексивности рынков».

Не стоит тратить время на изучение аналитики, основанной на техническом анализе и делающей прогнозы цен на длительные сроки. Кроме того, экспертов настораживает, когда в прогнозе говорится, что он зависит от цены на нефть, поскольку это общее место, и никаких конкретных объяснений такой подход не даст.

«Угадал точку входа, но ошибся с направлением»

Отдельное место в разговорах о качестве финансовой аналитики и связи теории с практикой занимают рассуждения на тему, должен ли специалист по экономическому прогнозированию работать на бирже или нет. В профессиональных кругах и кулуарах конференций по данному вопросу ведутся пламенные дискуссии. Большинство финансовых институтов сознательно разделяет функции анализа и трейдинга, поскольку потенциально аналитик, обладающий конфиденциальной информацией о крупной компании, может быть обвинен в инсайдерской торговле, что является тяжким преступлением. Кроме того, трейдер и аналитик обладают принципиально разными качествами, поэтому совмещать успешную деятельность трейдера и аналитика удается немногим людям.

Иван Фоменко (Абсолют банк) считает, что аналитик – это не портфельный менеджер и не трейдер, поэтому он не должен торговать на бирже ни на себя, ни на организацию, иначе его взгляд будет подвержен предвзятости: прогнозы будут продиктованы выгодной для него позицией. «Идеальный аналитик» – это тот, кто говорит о разных тенденциях и предлагает адекватные действия в случае развития той или иной ситуации. Хороший аналитик предлагает объективный прогноз, подкрепленный фактами. Он готов отстаивать свою точку зрения, умеет принимать новую информацию, которая иногда может идти вразрез с его прошлыми представлениями, открыто пишет обо всех аспектах компании, а не только о положительных. Настоящий профессионал объективно представляет риски инвестиций.

Игорь Николаев (Институт стратегического анализа ФБК) считает, что результативность и эффективность прогнозов оценить очень просто по соотношению того, что прогнозировали, с тем, что оказалось на самом деле. «Чтобы быть хорошим аналитиком, надо вообще не быть трейдером, – говорит он. – Только при этом условии не будет того самого конфликта интересов, о котором я уже говорил». Отличить хорошую экономическую аналитику от плохой можно по нескольким признакам. Если сразу очевидна нацеленность этой аналитики на вполне определенные выводы, которые являются к тому же «хотелкой» финансовых властей, то такой аналитике доверять не стоит. Если аналитика поверхностна уже на стадии проверки ситуации «как есть», то такой аналитике тоже доверять не стоит. Ну и, наконец, есть аналитика заинтересованных структур, такая, в которой видны вполне определенные мотивы: подобная аналитика тоже не может быть достоверной.

«Кассандрой можешь ты не быть, но трейдером ты быть обязан!»

Развивая тему «на двух аналитиков будут три мнения», следует отметить, что люди, чья деятельность напрямую связана с операциями на бирже, придерживаются противоположной точки зрения. По мнению аналитика ВТБ24 по рынку форекс Алексея Михеева, профессионал должен показывать, что, следуя его прогнозам, читатель аналитики как минимум не останется в итоге в убытке по своему торговому счету. Хотя часть прогнозов неизбежно будут неудачными, как и часть сделок любого трейдера, но должна быть демонстрация того, что итоговый результат будет положительным. «Поэтому уже более двух лет веду публичный демонстрационный счет в нашей торговой системе MetaTrader-5, сделки по которому отражают те прогнозы, которые публикуются в обзорах», – констатировал специалист.

Аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Антон Сороко также заметил, что аналитики часто бывают действующими трейдерами на фондовом рынке. Сам эксперт считает, что практикующий торговлю аналитик лучше понимает внутренние механизмы фондового рынка и текущий краткосрочный баланс покупателей и продавцов. Каждый трейдер сам выбирает, чьи обзоры и прогнозы он читает и принимает к сведению. Все-таки у каждого инвестора есть свой тайм-фрейм работы, а у аналитика – тайм-фрейм прогноза. Часто они могут не совпадать, и тогда будет возникать ощущение, что аналитик ошибся, хотя на самом деле прогноз сбылся.

Свистки Армагеддона

Но какого бы мнения ни придерживались читатели в отношении того, следует ли финансовому аналитику самому торговать на бирже или нет, отдельного упоминания достойны крайние пессимисты в мире экономических прогнозов, получившие прозвище «армагеддонщики». Некоторые специалисты прямо так и заявляют: как и в случае с репортерами, здесь действует принцип «плохие новости продаются лучше». Поскольку в России большая часть населения ждет от будущего неприятностей, то лучший способ обратить на себя внимание – это сделать апокалиптический прогноз. Если он сбудется, то прекрасно: «Ведь я же говорил!». Если не сбудется, то всегда можно сделать вид что ничего не произошло.

Владимир Зотов (УБРиР) констатирует, что, как правило, «армагеддонщики», сделавшие себе имя на совпадении их прогнозов и какого-нибудь даже локального кризиса, продолжают в том же духе. «Да, от этих прогнозов нет никакого практического толка, но если они не сбываются, то вроде как нам с вами хорошо (кризис ведь не наступил), а если, не дай бог, сбываются, то авторитет «гуру» может еще вырасти», – предупреждает эксперт. К счастью, предсказанные за предыдущие 5 лет всевозможные крахи не сбылись ни разу, тем не менее такого рода «прогнозисты» продолжают оставаться весьма популярными. Так что будьте осторожны с «модными» аналитиками, пользуйтесь несколькими источниками информации и всегда думайте собственной головой при принятии инвестиционных решений. Экономические прогнозы – это не «истина в последней инстанции», а инструмент для самостоятельной инвестиционной деятельности, научиться пользоваться которым каждому специалисту придется самостоятельно, и ошибок на пути к виртуозному владению здесь избежать не удастся.

Источник: Bankir.ru

ПАО КБ «УБРИР» использует на сайте файлы cookie с целью улучшения клиентских сервисов. Подробнее об использовании файлов в разделе о политике конфиденциальности. Вы можете запретить использование cookie в настройках вашего браузера.